Президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил, что конфликт Минска и Москвы в нефтяной сфере связан со старым российским правительством.

По его словам, в основе конфликта лежат разногласия по цене на нефть из России. Лукашенко заявил, что из-за российского налогового маневра в нефтяной сфере Белоруссия теряет на вывозных таможенных пошлинах.

"Когда-то мы получали нефть, лет пять-шесть назад, с половиной таможенной пошлины. Но они совершили маневр. Взяли эту половину, которую мы получали, реализуя нефтепродукты – свой товар. Отобрать ее неудобно, и они совершили маневр – ввели у себя налог на добычу полезных ископаемых и этим самым подняли цену на нефть. Постепенно по 15-20% подвели нас к мировой цене. Мы сегодня имеем 18-20% всего лишь от этой таможенной пошлины", – сказал он.

Лукашенко считает, что налоговый маневр реализован специально, "чтобы надавить на Беларусь". В России такую связь категорически отрицают.

Один из спорных вопросов для Минска и Москвы – налоговый маневр в нефтяной отрасли РФ, предусматривающий постепенное обнуление экспортной пошлины на нефть и повышение ставки налога на ее добычу.

Ранее белорусские власти сообщили, что предложения об импорте нефти они направили Балтийским странам, Польше, Украине, Казахстану и Азербайджану.

В эфире радио Sputnik политолог Андрей Суздальцев высказал мнение, что Белоруссии необходимо договариваться с Россией, и объяснил почему.

"Конечно, никакой альтернативы российской нефти по цене и логистике доставки в Восточной и Центральной Европе нет. Если белорусская сторона хочет закачивать нефть с Балтики, то они закачают ту же российскую нефть – по мировой цене. Закачивать нефть с юга, используя Одесский порт, небольшой нефтепровод, а потом поставку по железной дороге до своего НПЗ – это тоже будет российская нефть, потому что в данной зоне она самая дешевая. Лукашенко говорит о том, что он нашел альтернативы, но все они дороже, чем российские поставки, и там та же российская нефть. Это такое блуждание по кругу. Поэтому, конечно, договариваться с Россией надо, тем более что Россия предлагает нефть реальную – 83% от мировой цены", – сказал Андрей Суздальцев.

Наверх