Политолог Бортник: Скандал с "пленками Деркача" может повысить политическую ценность Порошенко в США

Директор Украинского Института политики Руслан Бортник, что Зеленский не дал понимания прошлого и будущего страны

Скандалом недели на Украине стали так называемые «пленки Деркача», они же «пленки Байдена» или «пленки Порошенко». По данным обнародовавшего их депутата Верховной Рады Андрея Деркача, один из записанных разговоров касался увольнения Виктора Шокина с должности генпрокурора Украины якобы по требованию бывшего вице-президента США Джо Байдена. В обмен на это он якобы пообещал пятому президенту Украины Петру Порошенко выделить стране $1 миллиард.

Кроме того, якобы обсуждались вопросы наличия коалиции в парламенте, отставки правительства экс-премьера Арсения Яценюка и утверждения Радой Кабмина экс-премьера Владимира Гройсмана. При этом в одном из разговоров Порошенко якобы признался Байдену, что коалиции в парламенте нет.

- Руслан Олегович, на ваш взгляд, будут ли эти пленки иметь какие-то политические последствия?

— Да, конечно, с политической точки зрения они могут нанести существенный ущерб, если республиканцы в США это подхватят и раскрутят.

Если будет создана следственная комиссия в парламенте, если заработают правоохранительные органы по этим пленкам, то Байдена в США могут обвинить в превышении своих полномочий, в использовании денег американских налогоплательщиков в своих целях. В том плане, что он предложил миллиард Украине в обмен на увольнение генерального прокурора, который вел расследование против сына Джозефа Байдена — Хантера.

Так что в США это может сработать.

- А в Украине?

— В Украине это навряд ли сработает, если только в США будет запущен соответствующий политический и юридический маховик, и тогда в Украине эти пленки тоже могут иметь последствия для Петра Порошенко. Прежде всего в той части, что его союз с Зеленским (в последнее время много голосовали вместе «Европейская солидарность» и «Слуга народа») станет более токсичным, менее вероятным.

Кроме того, надо понимать, что эти пленки в некотором роде повышают роль самого Петра Порошенко, как ни парадоксально. Поскольку если Петр Порошенко даст свидетельские показания против Байдена, то избирательная кампания Байдена завершена.

Поэтому в полной мере исключить такой вариант, что республиканцы предложат Порошенко что-то такое, на что он согласится, нельзя. И это, конечно, повышает ценность Петра Порошенко даже для американской политической системы.

- Что Порошенко может получить, если выступит против Байдена?

— Наверное, он может получить [кандидата от республиканцев, президента США Дональда] Трампа в качестве союзника и поддержку республиканцев внутри украинской политической системы. Но потерять поддержку демократов. Наверное, получить с опорой на республиканцев возможность пересмотреть результаты президентских и парламентских выборов, на которых он проиграл Зеленскому.

- А Зеленский будет также пытаться использовать эти пленки в отношениях с США?

— Да, на этот раз оперативно Генеральная прокуратура (Офис генпрокурора. — Ред.) подсуетилась, и дело возбуждено. Таким образом власть демонстрирует, что этот момент американской избирательной кампании Украина хочет контролировать, как в свое время НАБУ (Национальное антикоррупционное бюро Украины. — Ред.) легализировало фактически «амбарную книгу» Партии регионов, опираясь на которую, американское правосудие вынесло обвинительный приговор [руководителю избирательной кампании Трампа в 2016 году] Полу Манафорту.

Если Украина легализирует каким-то образом эти пленки, то это может усилить Трампа или ослабить Байдена. Зеленский демонстрирует сегодня готовность играть с этой темой.

- Как думаете, а возбужденное в отношении Порошенко дело по этому поводу имеет какие-то шансы на дальнейшую реализацию или будет заморожено, как и все остальные?

— Нет, с юридической точки зрения оно не имеет каких-то шансов. Это прежде всего политический, а не юридический инструмент. Если в рамках расследования пленки будут признаны достоверными, то они повлияют и на Украину, и на США одновременно. И на Байдена, и на Петра Порошенко.

Кстати, эти пленки также повлияют на судебные процессы вокруг [бизнесмена, бывшего совладельца «Приватбанка» Игоря] Коломойского и «Приватбанка». Они подтверждают информацию о том, что решение о национализации «Приватбанка» было политическим, а не правовым.

- Значит, Коломойский тоже может попытаться воспользоваться этой ситуацией?

— Да, конечно. Исходя из этих пленок, национализация «Приватбанка» была незаконной. Я думаю, что Коломойский — один из главных бенефициариев этих записей, что делает возможным его участие в их подготовке. И я не исключаю, что Коломойский использует эти записи и в украинских, и в международных судах.

Тут, кстати, очень интересная история может быть. Помните, в свое время (в мае 2019 года. — Ред.) у Администрации Петра Порошенко была такая ситуационная комната засекреченная, откуда потом пропали мониторы, серверы и все остальное. Говорят, это может быть информация как раз с этих серверов. И отношение к их пропаже может иметь все-таки не Петр Порошенко.

- Другим знаменательным событием на неделе стала годовщина прихода Зеленского к власти. Как вы можете оценить этот год президентства Зеленского?

— Это большой вопрос, но по большому счету можем сказать, что электоральная революция, то есть такая феноменальная победа Зеленского и на парламентских, и на президентских выборах не привела к политической революции. И Зеленский по сути возглавил систему, которая ему досталась от предшественника, начиная еще от [второго президента Украины Леонида] Кучмы.

Какой-то электоральной революции в части смены отношений между властью и олигархами, между властью и обществом, между властью и внешними игроками не произошло. И то, что Зеленский возглавил эту систему и заполнил ее своими людьми, опять-таки по корпоративному принципу («95 Квартал» просто сменил Roshen), показало, что Зеленский пока не готов к открытым конфликтам с ключевым поясом украинской власти.

С одной стороны, это позволило Зеленскому стабильно прожить этот год без особых кризисов, а с другой — это сделало невозможным выполнение трех ключевых его обещаний: в части мира, повышения благосостояния и борьбы с коррупцией.

Поэтому этот год, по большому счету, Зеленский учился быть президентом. Страна перестала куда-то двигаться, хотя стоит в направлении курса Петра Порошенко. Ситуация в политической системе развивалась по полуинерционному сценарию.

- То есть можно назвать показательными результаты соцопроса от «Рейтинга», согласно которым, уровень поддержки президента составил около 39%?

— Да, это больше, чем у него было в первом туре выборов, но если вы посмотрите, считают ли украинцы успешным Зеленского, то увидите, что общество разделилось пополам. А если посмотрите, считают ли украинцы, что страна движется в правильном направлении, то увидите результат 50% на 30% в пользу неправильного направления.

Есть еще такой электоральный стокгольмский синдром, есть еще надежды в отношении Зеленского, но уже есть понимание, что страна движется не туда.

- В день годовщины своего президентства Зеленский дал пресс-конференцию. Как вы оцениваете уровень и качество ответов президента? Что вам запомнилось?

— Много ответов, много эмоциональных ответов, но практически отсутствует новая информация — стандартные ожидаемые ответы, и практически отсутствует видение будущего. Вот нет ни анализа прошлого, ни видения будущего. Я ожидал, что президент после года своего правления должен был бы оценить, в каком состоянии политическом, экономическом, социальном находится его страна. То есть дать какой-то итог. Этого не было.

Видно, что президент гордится своими высокими еще рейтингами, успешной борьбой с коронавирусом, но в то же время его волнует критика, волнуют «пленки Деркача». Президент взял на себя всю ответственность за кадровую политику, кто бы ее ни проводил.

К сожалению, это даже не было пресс-конференцией по большому счету. Это был такой набор ответов на вопросы журналистов, причем видно было, что президент устал, и видно, что эти три часа ему дались едва ли не тяжелее предыдущих 14 часов блиц-марафона, которые он давал по итогу своих 100 дней.

Ключевой тезис президента — «я собираюсь идти на второй срок». Этот тезис сугубо психологический, Зеленскому рано принимать такое решение, и он его не принял.

- Значит, всерьез воспринимать это пока не следует?

— Нет, это попытка стабилизировать власть на фоне многочисленных кризисов, сказав олигархам, местным элитам, бизнес-элитам, внешним игрокам, что я пришел всерьез и надолго. Не игнорируйте меня.

Наверх