Слон и моськи

На недавней встрече в Петербурге с ветеранами, размышляя о резолюции Европарламента, возложившей вину за развязывание Второй мировой на СССР, президент Путин сказал: «Складывается впечатление, что эти люди то ли читать не умеют, то ли писать не умеют, или глаз у них нет.

А скорее всего, это происходит для того, чтобы добиваться, извините, за такое слово, каких-то хорьковых политических целей».

Что ж, довольно образно и весьма доходчиво. Владимир Владимирович, хоть и был слегка раздражён, но, будучи человеком воспитанным, использовал сравнение с животным, на мой личный вкус, чрезмерно комплиментарное для этих деятелей.

Хорёк, зверёк хитрый, злобный и вороватый, обладает куда более высоким интеллектом, чем эта стайка евромосек, постоянно пытающихся лаять на Россию. Существует эта шобла давно, но так активно начала вести себя после 2014 года, когда услышала высочайшее «ату его» от своего хозяина. Где живёт этот хозяин, полагаю, объяснять не нужно.

Шавки, повизгивая и поскуливая, с радостным лаем принялись выполнять приказ. Нам этот лай, что слону жужжание комара, и мы, памятуя басню незабвенного Ивана Андреевича, могли бы и дальше их игнорировать, но, к сожалению, весь этот вой с недавних пор вышел за рамки сборища, именуемого по недоразумению Европейским парламентом, и переместился в высокие кабинеты руководителей отдельных европейских государств. Среди которых особым рвением и маниакальным упорством выделяется Польша.

Польский посол

Давеча просматривая ролики на YouTube, наткнулся на каких-то американских блогеров, которые ведут развлекательно-познавательный географический канал о странах и народах. Заинтересовавшись, я посмотрел несколько выпусков, в том числе и о России, и был приятно удивлён отсутствию «развесистой клюквы». Всё было вполне пристойно и максимально доброжелательно. Первым же их роликом, который попался мне на глаза, стал сюжет, посвящённый Польше. Надобно сказать, что, готовя выпуски, блогеры в пару к постоянному ведущему приглашают, так сказать, «аборигена» из той страны, о которой пойдёт речь. Америка, как известно, страна мигрантов, так что найти таковых не составляет труда. И в конце каждого выпуска у этого человека есть возможность дать небольшую итоговую характеристику исторической родины. В «польском» выпуске молодой американский поляк, говоря о своей стране, произнёс, среди прочего, такую фразу: «Польша — империя, стёртая с карты»…

На мой взгляд, эта простая формула максимально доходчиво объясняет всю, как нынче модно выражаться, попаболь, которую поляки испытывают до сих пор и которая лежит в основе польских истерик, да и вообще всей польской политики.

В общем, подгорало в Варшаве давно, но с особой силой заполыхало после недавних слов Путина о бывшем после Польши в Третьем рейхе Юзофе Липском. Ссылаясь на архивные документы, президент России назвал Липского «антисемитской свиньёй» за идею последнего поставить памятник Гитлеру в Варшаве, если немцы помогут переселить в Африку всех польских евреев. Ну что тут скажешь, антисемитизм как он есть, ни убавить ни прибавить.

Поляки не на шутку возбудились, вызвали нашего посла в Варшаве на ковёр, но он вежливо послал их в пешее эротическое. Дословно: «Мы никому не позволим читать нам нотации. Нам есть что сказать, и на тему исторической политики в том числе», ― на языке дипломатии это звучит именно так.

Сама по себе тема «исторической политики» сложна и многогранна, но при этом она лакомый кусочек для балаболов и шарлатанов любого толка, которые сложные исторические процессы низводят до уровня событий на оруэлловском «скотном дворе». Именно из этой когорты наши либералы, которые по большей части историю знают только в рамках школьной программы, да и то на три с минусом. А также скандальные украинские псевдоисторики типа Вятровича и иже с ним. Те же из них, что историю изучали в вузах и знакомы с основными принципами её понимания и трактования, действуют по большей части, как вокзальные напёрсточники.

Первое, чему учат добросовестные профессора студентов-историков, это то, что никакие исторические факты категорически нельзя рассматривать в отрыве от исторического же контекста. И подходить с современными мерками к оценке тех или иных событий прошлого не только неправильно, но и весьма глупо.

Антисемитизм — норма жизни!

Возвращаясь к высказыванию нашего президента о польском после, необходимо отметить, что оно, высказывание, с одной стороны, эти историографические нормы нарушает, но с другой ― нарушение вышеупомянутых норм не делает высказывание ложным или необоснованным.

Что это значит? А вот что… Являются ли слова польского посла проявлением антисемитизма? Вне всякого сомнения. Достойны ли они всеобщего осуждения? Конечно достойны. Но можно ли считать этот случай единичным или чем-то из ряда вон выходящим? Нет, увы, нет!

Нетерпимое отношение к евреям в Европе началось не вчера, оно имеет многовековую историю. Не стану здесь писать монографию на эту тему, обозначу лишь тезисно некоторые факты, это важно.

Отношения христиан-европейцев с иудеями всегда были напряжёнными, ещё с позднеантичных времён. Среди знаменитых европейских антисемитов можно назвать Иоанна Златоуста, Амвросия Медиоланского, Блаженного Августина, все они в своих размышлениях, мягко говоря, нелестно отзывались о евреях. Неудивительно, что, наслушавшись их, участники Первого крестового похода, целью которого, а равно и всех последующих, было освобождение Гроба Господня, до Иерусалима вообще не дошли, не без удовольствия ограничившись еврейскими погромами и грабежами в самой Европе.

Создавая новую религию в борьбе со старыми догмами, тот же Мартин Лютер отношение к иудеям высказывал вполне догматическое: «Что же нам, христианам, делать с этим отверженным и проклятым народом, евреями? Поскольку они живут среди нас, мы не смеем терпеть их поведение теперь, когда мы осознаем их ложь, и ругань, и богохульство…».

Ну да что с них взять, Средневековье, тёмные времена… Как говорится, Бог простит.

Пойдём дальше, эпоха Просвещения. Великие философы-просветители Вольтер и Дидро, раздвигая горизонты познания, оставляли отношение к евреям на том же пещерном уровне, что и 500 лет назад, не считая их за людей, равных прочим. Даже в эпоху Великой французской революции (это та, которая «Свобода, Равенство, Братство») закон об эмансипации евреев, то есть о наделении их равными со всеми гражданскими правами, был принят только через два года после того, как равноправие распространили на протестантов, комедиантов и палачей… Как говорится, no comments.

Наступивший XIX век ничего в этом вопросе не поменял. Композитор-антисемит Рихард Вагнер в Германии, дело Дрейфуса во Франции, и, наконец, сам термин «антисемитизм» был впервые использован немецким журналистом Вильгельмом Марром в его книге «Победа иудаизма над германизмом» в 1878 году, в которой он пророчил германский антиеврейский бунт, «осмысленный, но беспощадный», направленный против евреев-спекулянтов и «общества, пропитанного иудейским духом».

Такая вот европейская «терпимость»…

В том, что касается еврейского вопроса, Польша ― самая что ни на есть Европа. Ещё в ХI веке, когда, спасаясь от убийств и грабежей в Западной Европе, евреи хлынули в Восточную, поляки встретили их без энтузиазма. А дальше всё пошло по общеевропейским лекалам: притеснения, ущемление в правах, гонения, выселения, массовые убийства, посол Липский и вишенкой на торте — еврейские погромы в Кракове в 1945-м и Кельце в 1946 году, то есть уже после Аушвица, Треблинки и Майданека. И это лишь ничтожно малая часть того, что можно было бы вспомнить.

Всё вышесказанное достаточно для иллюстрации одной важной мысли: антисемитизм, живой, природный, глубинный, всегда был частью европейской культуры и европейской действительности. В определённой мере можно утверждать, что европейцы в общей своей массе были антисемитами. И здесь мы приходим к пониманию того, что по меркам 1938 года в словах Юзофа Липского не было «ничего такого», ничего, что вызвало бы возмущение, недоумение, отторжение или осуждение «просвещённого» европейского общества первой половины XX века…

Толерантностью по лбу

Теперь, по истечении многих лет, прошедших после нашей победы над нацизмом и освобождения узников лагерей смерти, респектабельные европейцы стали очень аккуратны в высказываниях и максимально толерантны. Открытый антисемитизм в «новой» Европе — табу, а за отрицание Холокоста в отдельных странах можно и в тюрьму угодить. И это, наверное, правильно и хорошо…

Хорошо-то хорошо, но если жизнь нас чему-то и учит, то лишь тому, что люди не меняются. Многие философы-гуманисты скажут: человеку нужно кого-то любить, чтобы быть счастливым. Человеку? Может быть. Но вот толпе любовь ни к чему. Толпе надо кого-то ненавидеть, и только тогда она чувствует себя уверенно. Этот внутренний позыв к ненависти, столько столетий в Европе находивший выход в антисемитизме, недолго оставался неудовлетворённым. На смену евреям, которых теперь нельзя трогать, пришли русские, которых можно и даже нужно. И вся напускная европейская толерантность, которой на самом деле нет и никогда не было, заканчивается стразу же, как только речь заходит о России.

Полюбопытствуйте, покопайтесь в подшивках старых европейских газет, сравните их высказывания о евреях тогда и о русских сейчас и попробуйте, как говорится, найти 10 отличий. Уверяю вас, не найдёте ни одного! Взгляните на старые карикатуры: страшные, хищные лица евреев, «которые по ночам пьют кровь христианских младенцев», ― и современные: «мерзкие и злобные» русские, которые «травят ядом в центре Европы», «сбивают самолёты», «сбрасывают бомбы на детей и женщин», и всё это, беспрерывно распивая водку с медведем, под балалайку и пляски диких Cossacks.

Многие полагают, что клиническая русофобия свойственна в основном отдельным «морально ущербным» европейцам, у которых к нам старые счёты, типа тех же поляков, прибалтов, свидомых украинцев, «гордых» грузин и прочих... Увы, вынужден вас разочаровать.

Современная Европа, под предводительством своих швондеров превратив некогда богатый европейский «калабуховский дом» в одну большую коммунальную квартиру, на общем собрании жильцов натужно пытается обрести новую общеевропейскую идентичность. А тут без общего врага никак, и, если бы русских не было, их нужно было бы выдумать.

Иезуитская Европа

Минимум дважды с 1812 года, наваливаясь на Россию всем европейским кагалом и оба раза ценой подвига нашего народа огребая по щам, «милые» европейцы решили пойти другим путём. Понимая, что от участия в Холокосте, равно как и в агрессии против нас, им не отмыться, иезуитский ум Европы решил попросту измазать Россию дерьмом, чтоб на нашем фоне казаться чище. Наши победы, особенно та, которую мы добыли 75 лет назад, до сих пор колют им глаза. И теперь они решили обвинить нас самих в развязывании той войны, да ещё ухитряются сделать это таким образом, что те, кто вместе с германскими нацистами, а зачастую и без них, по своей инициативе, под радостное улюлюканье уничтожили 6 миллионов евреев, вдруг предстали в образе невинных овечек, раздираемых двумя злобными волками.

Эти «…надменные потомки известной подлостью прославленных отцов…», виртуозной болтовнёй перекручивая факты, свидетельства, события, пытаются изо всех сил снять с себя любую ответственность за преступления, совершённые ими в те далёкие годы. А заодно и за те, что совершили совсем недавно: в Югославии, Ливии, Ираке.

Я всегда поражался европейскому лицемерию, когда с совершенно бесстрастным выражением лица и каменным сердцем они рассуждают о том, что возвращение Крыма в Россию — это варварская агрессия, а кровавый косовский разрыв — это торжество свободы, демократии и гуманизма. Какую поистине фантастическую остроту зрения они проявляют, выискивая мифические страдания «чеченских геев», при этом оставаясь сказочно слепыми, в упор не замечая убийства необандеровцами женщин и детей на Донбассе. Да и самих украинских нацистов даже днём с огнём никак не могут найти. Те уже и марши устраивают, и факелы в руки взяли, и зигуют, никого не стесняясь, «ау, мы здесь!», но не видят их ни борцы за права человека из ОБСЕ, ни прочие гуманисты из Европарламента…

Не наши игры

Опытные старые картёжники, наставляя неофитов, часто делятся с ними одним любопытным наблюдением: игра с карточным шулером, на первый взгляд безнадёжная, значительно интересней, если ты осведомлён, что он шулер. А если и он знает, что ты знаешь, что он шулер, то становится совсем увлекательно. Но лишь тогда, когда и ты в курсе, что шулеру всё известно, у тебя появляются шансы на выигрыш.

Начиная свою игру в передёргивание и подтасовку исторических фактов, европейские каталы уверены, что легко смогут выйти сухими из воды. Были уверены… Пока Россия не решилась зайти с козырей, да с таких, против которых их воровские приёмы устоять не смогут. Открывая наши архивы и вытаскивая на свет божий грязное бельё европейской дипломатии предвоенных лет, мы показали, пока только на примере отдельно взятого польского посла, что не стоит недооценивать осведомлённость своего соперника за карточным столом.

Да, глупо обвинять его одного в антисемитизме, как я говорил выше, в те годы это было обыденно и «нормально». Но ведь рассуждая о тех событиях, европейцы тоже пытаются подогнать их под современные мерки и моральные принципы, весьма далёкие от тех нравов, что царили тогда в Европе, да и во всём мире. А ведь рыльце в пуху не только у поляков, оказаться «чистеньким» не получится ни у кого, свои скелеты в шкафу есть у дипломатии каждой европейской страны. Не мы начали эти «игры на костях», но мы показали им, что в эту игру могут играть двое, и не факт, что тот, кто заранее мнил себя моральным победителем, окажется таковым в итоге.

Бойтесь своих желаний, господа европейцы. Вы сами этого хотели, так что теперь не обижайтесь.

Ну, а если какой-нибудь очередной поляк-русофоб станет рассказывать вам о несчастной судьбе Польши, разорванной «кровавыми тиранами», просто напомните ему про небольшую польскую деревушку Едвабне. Поверьте, больше он к вам приставать не будет…

Алексей Белов,

Наверх