Порошенко
Порошенко

Порошенко объявил, что так называемый объединительный собор украинской поместной церкви состоится 15 декабря. Собор этот уже называют «воровским съездом». Съездом потому, что собор – дело церковное, а общественные организации, каковыми являются де-факто раскольничьи секты, могут собираться в лучшем случае на съезды.

Воровским же этот съезд можно назвать, исходя из древнего значения данного слова, когда вором называли преступника, злоумышлявшего против государственного и общественного строя, в отличие от татя — преступника уголовного. В общем, в переводе на современный язык речь идёт о сборище путчистов, пытающихся учинить церковный переворот, доведя до конца то дело, которое 26 лет назад начал Михаил Денисенко, именующий себя «патриархом Филаретом».

Оценивая перспективы данного предприятия, коллеги совершенно справедливо указывают на то, что задействованные в нем силы: Порошенко, его администрация и СБУ, с одной стороны, украинские раскольничьи секты УАПЦ и УПЦ КП, с другой, и примеряющий на себя статус расколоучителя патриарх Варфоломей с Фанаром, с третьей, — настолько заврались, что обманули друг друга и оказались в сложной ситуации.

Во-первых, Порошенко даже при помощи СБУ не сумел заставить иерархов УПЦ МП в достаточном количестве принять участие в воровском съезде. На этом настаивал Варфоломей, который в отчаянии не только написал митрополиту Онуфрию хамское письмо, но и сделал его содержание достоянием гласности, чем дополнительно усилил неприятие своей политики мировым православием, для которого митрополит Онуфрий — фигура намного более авторитетная, чем «первый по чести» патриарх Фанара.

Во-вторых, вместо автокефалии, о которой мечтали украинские раскольники, Константинополь просто объявил их своими подчинёнными с крайне урезанным полномочиями. То есть на раскольничью паству, помимо «патриарха Филарета» и «митрополита Макария», теперь претендует ещё и Варфоломей, пока признаваемый патриархом Константинопольским. Ситуация с соотношением «патриархов» и паствы начинает напоминать ситуацию в украинских ВМС, где адмиралов давно уже больше, чем кораблей.

В-третьих, УАПЦ и УПЦ КП так и не смогли договориться между собой об условиях объединения. С одной стороны, это облегчает диктат Константинополя, с другой, ставит под вопрос дееспособность съезда.

В-четвёртых, стремясь вывести из игры Филарета, как главного претендента на избрание руководителем вновь создаваемой «церкви», абсолютно неприемлемого в таком качестве для Фанара, киевские умельцы умудрились потерять контроль над ситуацией в так называемом Киевском патриархате. Теперь непонятно, отказывается Филарет от борьбы за пост предстоятеля новой структуры и выдвигает вместо себя подставную фигуру или будет бороться, а также контролирует ли он всё ещё большую часть своего «епископата».

Всё это даёт части коллег основания смотреть в будущее с оптимизмом, хихикать над хитрыми украинцами и греками, перехитрившими друг друга и самих себя, а также над беспомощным Порошенко, практически выведенным, в качестве активной фигуры, из им же начатой игры вокруг томоса.

С нашей точки зрения, радоваться не просто рано, но и неразумно. Наоборот, необходимо готовиться к трудным временам и жестоким гонениям на украинское православие, которые будут совмещены с антироссийскими вооружёнными провокациями.

Коллеги совершенно верно отмечают тупиковость ситуации, в которую загнали себя и Порошенко, и Варфоломей, и украинские раскольники. Все они многое теряют в результате игры в автокефалию, но не получают желаемого. Желаемое же для каждого из них — ликвидация УПЦ МП и установление контроля над её паствой. Филарету и Макарию это необходимо для обретения каноничности (признания их структур православным миром), Порошенко нацелен на использование агитационных возможностей церкви в избирательной кампании. Для Варфоломея воровской захват чужой канонической территории и легитимация раскола — путь к православному папству, о котором руководитель Фанара давно измечтался.

Предстоятель УПЦ МП Блаженнейший митрополит Онуфрий отказался от любых компромиссов с раскольниками и сумел удержать от опрометчивых шагов неустойчивую часть своего епископата. Более того, он заставил раскольников заранее раскрыть карты и показать всем, что их «заманчивые» предложения — только красивая обёртка, под которой ложь и пустота.

Но что дальше? Откажется ли от компромиссов кто-то из участников аферы с воровским съездом из-за цугцванга, в который загнал их не противящийся злу насилием митрополит Онуфрий?

Нет, не откажется никто. У них нет обратного пути. Каждый из них поставил на карту автокефалии всё, что имел. Каждому из них нужна хотя бы видимость победы. Каждому кажется, что если сломать УПЦ МП, то все остальные вопросы рассосутся сами собой. По крайней мере, монастырей прихожан и епископских кафедр должно хватить для удовлетворения самых взыскательных амбиций. К тому же будет решён главный вопрос — автокефалию можно будет провозгласить, а проблему её реальных параметров решить в междоусобной борьбе уже по ходу дела. Враждебность к УПЦ МП сейчас сплачивает украинских раскольников, Фанар и Порошенко так же, как враждебность по отношению к Януковичу сплачивала разнородные, ненавидящие друг друга силы на первом и втором Майданах.

Главная же проблема и главная опасность заключается в том, что все они, меряя других по себе, считают, что в конечном итоге сила является решающим аргументом. Если вопрос не решается, необходимо просто применить больше насилия, давить с большей жестокостью. Не помогли уговоры, перейти к допросам, затем к посадкам, потом к политическим убийствам, а затем и к массовому террору. Отступать-то всё равно некуда.

Все предыдущие действия Порошенко и Фанара свидетельствуют о том, что, попадая в тупик, не имея возможности действовать в правовом (каноническом) поле, они легко выходили за пределы права, как государственного, так и канонического, опираясь в конечном итоге на аппарат принуждения. Собственно, письмо Варфоломея митрополиту Онуфрию и является ультиматумом, требующим капитуляции и угрожающим репрессиями в случае отказа. При этом всем понятно, что мнение Варфоломея о законности как существования УПЦ МП, так и руководства ею Блаженнейшим Онуфрием никого не интересует до тех пор, пока он не может опереться на аппарат принуждения украинского государства. Варфоломей явно указывает на то, что против тех, кто не сдастся ему, Порошенко применит репрессии. Ну а насколько «галантны» и «утончённы» бывают дуболомы из СБУ и маргинальные «патриоты» Украины, за пять лет мы уже насмотрелись.

Нет сомнений в том, что УПЦ МП не пойдёт на капитуляцию. Нет сомнений, что Порошенко, Варфоломей и их подельники применят силу, не остановившись перед кровопролитием. Нет сомнений в том, что, мотивируя свои преступные действия, они постараются объявить УПЦ МП «пятой колонной Кремля», для чего также пойдут на любые провокации. Вопрос лишь в том, когда будет дан старт силовому этапу «принуждения к томосу» (до или после воровского съезда) и насколько масштабным будет кровопролитие. Ну и ещё не ясно, рискнёт ли кто-то из украинских политиков, хотя бы исходя из шкурных интересов (противостояния Порошенко) открыто выступить против раскольников-путчистов в поддержку церкви и закона.

Ростислав Ищенко

Добавить комментарий


Чтобы постоянно не вводить имя и не проходить проверку на спам  войдите в личный кабинет. Кроме того, вы сможете: подписываться на комментарии, пользоваться стилями оформления, редактировать свои комментарии, прикреплять фото и видео, а также ваши комментарии будут публиковаться сразуже после отправки.
Если у вас ещё нет аккаунта,  зарегистрируйтесь на сайте.

Наверх